Уроки английского

Когда я учился в 10-м классе, со мной произошел такой случай. На уроках английского я сидел за партой с одной девочкой, ее звали Оксана. Рост у нее был 152см. Однажды в конце учебного года в первых числах мая у нас была контрольная по английскому и Оксана хотела, чтобы я сделал задания для нее. Но у меня еле хватило времени на свои задания, и сделать еще и для нее я не успел, да и не очень хотел. Когда я вышел после урока из класса в коридор, меня кто-то окликнул. Посмотрев по сторонам , я увидел, что Оксана сидит на подоконнике. Я подошел к ней. Она соскочила на пол, взяла меня за руку и повела вниз по лестнице. Английский у нас был последним уроком в субботу, идти на следующий уже не нужно было.

- Куда ты меня тащишь? – спросил я.

Оксана не ответила и, строя глазки, повела меня за руку по третьему этажу в противоположное крыло. Мы поднялись по лестнице на четвертый этаж в старый спортзал, в котором после открытия нового уже не занимались. Зашли в коридор, в который выходили пустые раздевалки. Оксана стала ко мне лицом, взяла обеими руками за запястья и, не дав опомниться, всадила своей миниатюрной коленкой мне в яйца. Я задохнулся от невыносимой боли, перед глазами поплыла пелена, в голове помутилось. Схватившись руками за яйца, я повалился ей в ноги и уткнулся головой в ее голые коленки. Оксана прижалась ко мне вплотную. Перед глазами были только изящные, словно кукольные коленки и белые гольфы.

- Сейчас ты будешь целовать мне ноги, сык...н! – сказала она.

Пересиливая боль в яйцах и продолжая зажимать их руками, я с большим трудом поднялся на ноги и хотел убежать.

- Куда? – крикнула она и толкнула меня к стене.

Прижав к стенке и обвив руками за шею, Оксана голой блестящей коленкой уперлась в мои яйца и надавила изо всей силы. Я попробовал , обхватив коленку руками, опустить ее, но Оксана пихала так сильно, что у меня не получилось. Тогда я уперся ладонями ей в груди и стал отталкивать от себя. Колено продолжало давить мне яйца. Вдруг Оксана опустила коленку и тут же ей с размаху снова врезала в пах. Я схватился за него руками. Оксана прижимала своим телом меня к стене, не давая ни согнуться, ни сесть на корточки. Она в третий раз лягнула коленкой в яйца и попала по рукам. Оксана сложенными пальцами ткнула мне в нос и я схватился руками за лицо, убрав их от яиц. Коленка тут же взлетела вверх и врезалась мне между ног. Не знаю, почему после этого Оксана решила, что с меня хватит и отпустила меня. Я сполз по стене вниз на корточки, зажимая руками свои яйца.

- Ну так ты будешь целовать мне ноги? Я жду! – Оксана стала тереть своими бедрами друг о друга, переминаясь на месте.

Я понял, что сейчас она может ударить коленом в лицо и разбить нос (такое у меня уже было с другой одноклассницей в восьмом классе), или разбить губу. Я стал на четвереньки и начал целовать ей ноги через школьное платье.

- Нет, коленки! – Оксана смеялась.

Мне пришлось целовать ее колени, одним из которых она мне только что отбила яйца ( вокруг него расплылось розовое пятно).

- Выше, выше! – приказывала Оксана, продолжая смеяться.

Я стал целовать ей ноги выше, пока не добрался до платья, которое начиналось где-то на середине бедер. Она взяла край платья и задрала его. Да, я целовал ее обнаженные бедра, я целовал ей между ног через трусики. У меня была сильнейшая жгучая боль в яйцах, которая полностью парализовала и не давала возможности что-либо сделать в этой ситуации. Я согласен был выполнить любое ее приказание, только бы она отпустила меня. Вдруг платье упало мне на голову. Оксана спустила трусики , взяла руками мой затылок , прижала лицом себе между ног и сказала целовать. Я чувствовал запах мочи, но вынужден был целовать ей между ногами даже тогда, когда она поставила колено, а потом свою босоножку мне на плечо. При этом Оксана продолжала смеяться. Такого страшного позора и унижения мне не приходилось испытывать ни до того, ни после. Девочки били меня по яйцам, и не один раз, но до такого еще не доходило. Наконец Оксана оттолкнула меня коленом в грудь, и я повалился на пол. Оксана натянула трусики на место, поправила платье, и только сейчас я понял, что у нее не было с собой школьной сумки. Она передала ее кому-то сразу после контрольной.

- Хочешь, чтобы об этом узнала вся школа?

- Нет, ну что ты! – я был согласен на все, что угодно.

- Ты будешь делать за меня все контрольные по английскому и все домашние задания.

- А если нет?

- Тогда я разобью тебе яйца при всех, - Оксана повернулась и пошла к выходу из злополучного коридора.

Минут двадцать после этого я сидел на полу в коридоре, скорячившись и приходя в себя. Сил не было даже пойти в туалет умыться. Когда боль в яйцах немного ослабела, я пошел домой . Яйца распухли и не давали возможности идти нормально. Хорошо, что следующий день был воскресенье, а за ним праздник. В школу не надо было ходить несколько дней. Дома я осмотрел разбитые яйца – они были багровые и распухшие. Старался ходить так, чтобы со стороны не было заметно, что у меня между ногами зажат футбольный мяч. Яйца были распухшими и болели дня три. Две ночи я не мог спать от позора. Не знаю, хвасталась ли Оксана кому-нибудь о своей победе над парнем. В классе меня никто ни о чем не спрашивал и не говорил, может быть, она сказала не говорить. Но подружкам во дворе и другим знакомым она наверняка рассказала, не могла не рассказать. После этого две недели я делал за Оксану контрольные, домашние задания, переводил статьи. Достаточно было взглянуть на ее коленки, когда мы сидели за одной партой или на перемене. Невозможно было представить себе, что такие изящные коленки могут разбивать мужские яйца, да так, что потом нужно несколько дней приходить в себя. Невозможно представить, если бы это не произошло со мной. Если на уроке раздавали индивидуальные задания, Оксана всегда садилась за партой ко мне вполоборота и закидывала ногу на ногу, демонстрируя колени, которыми она разбила мне мужское хозяйство. А я не хотел, чтобы она разбила мне его еще раз при посторонних, да еще все узнали бы о том, что произошло в спортзале. Поэтому я делал вначале ее задания, а потом уже свои. Хорошо, что класс был выпускной и после окончания школы мы не встречались. Если Оксана прочитает все это, то должна узнать себя и, может быть, ей станет стыдно.

Такая история о том, как хрупкая дюймовочка ростом 152см может разбить яйца парню при его 178см, намного более крупному и крепкому физически. А потом, используя его беспомощное положение, делать с ним все, что угодно.

Похожие рассказы

МАМА МОЕЙ ПОДРУГИ

Мне очень нравилась мама моей подруги Ирки. Высока, густые чёрные волосы, высокая грудь примерно третьего с половиной размера, плоский животик, длинные стройные ножки. Я часто мастурбировала, представляя перед собой её. И вот, когда вожделение стало нетерпимым, я составила план и решила действовать. Как вдруг оказалось, я уже давно подспудно склонялась к этому решению и готовилась к действию. У меня оказались запасены верёвки, наручники, кляпы,...

На кончике. Часть2

У неё были связи в полиции. Поэтому она сообщила сразу, что её шантажируют. Патруль выехал вместе с ней. Оставалось подтвердить, что это он шантажист. "Это ты звонил и шантажировал?"-спросила она. Думая яйцами он ответил: "Да."
Она развернула голову, кивнула патрульным, те рванули и вмиг накрыли незадачливого мужичка.

Был допрос, узнали о незаконном взломе её сетей. Отделался админ.штрафом. Хотел въебать сучке по рылу. В один из...

Начинающая массажистка

Я, вот, на даче спину подорвал. Больничный не хотел оформлять. Тем более в отпуске. На работе у нас, как-то нехорошо смотрят, когда, по этому поводу, отпуск продлевают. И я решил податься в массажный салон. Некоторые мои знакомые бывали в нём и отзывались хорошо.

Действительно. Сервис на высоте. Цены невысокие. Но это на стандартные услуги - местный массаж, спины, ног, рук или просто шеи. Общий массаж стоил уже дороже.

В ...

Это невероятное лето. часть 2

Вечером Ирину Николаевну позвала к себе хозяйка. Пришли гости, в том числе — двое армян, Самвел и Рубик. Опытный Пашка хитро улыбнулся — сегодня твою драть будут! После чего он стал вспоминать как эти молодцы напоили в прошлый раз Полину Петровну. Особо не стесняясь, накачали ее коньяком, облапывая всю, ну и потащили ее в комнату. Подробностей он не знал, но его фантазия в красках компенсировала это. Мишка тоже представил как двое лохматый...

Педагогическая поэма или вторая жена папы

Я всегда немного завидовал Виктору, правда-белой завистью. Некоторые эпизоды его бурной жизни видел сам, некоторые он рассказывал. Его папочка очень нравился женщинам, но похоже, только не своей жене. Высокого роста, густые русые волосы коротко подстрижены, как у многих офицеров, правильные черты лица, синие глаза, высокий лоб и мужественный широкий подбородок, широкая грудь атлета и мускулистые руки. Но маман Виктора интересовало только...

Видео